Среда, 25.04.2018, 22:48
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Защитники Трои!



  • Информация о сайте

  • Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Мои статьи [53]
    Главная » Статьи » Мои статьи

    "О войне..."
    "Тот, кому она была предназначена, погиб на войне..." "Б2"...Так называется клуб в центре Москвы...
    Помещение в несколько этажей. На нижних - ресторан, а выше по узкой крутой
    лесенке -небольшая сцена, перед которой тесное пространство танцпола. А
    вокруг него, на ступеньку выше, вдоль перил, окаймляющих танцпол - барные
    стойки, за которыми на высоких табуреточках, в полумраке блестящих лучей
    световой иллюминации, сидит народ пьет соки и пиво, курит, разговаривает на
    отвлеченные темы, клеит друг друга и ждет, когда приедут заявленные в
    программе вечера музыканты "Неприкасаемые"...
    Так было 25-го октября. Только день был не очень простой... Шли третьи
    сутки с момента захвата террористами в заложники зрителей спектакля
    "Норд-Ост"... Но концертные расписания никто не отменял, Москва делала вид,
    что "все идет по плану". К половине 12-го на сцене появился Гарик Иванович:
    обесцвеченные волосы, стрижка бокс, темный костюм и пока музыканты привычно
    пристраивали в руках настроенные еще на дневном саунд-чеке инструменты,
    объявил, что в связи с трагическими событиями песни он будет петь больше
    размеренно-лирические, чем бойкие и залихвацкие, без которых не обходится
    большинство концертов. Предупредил, что между песнями будет говорить...Зал
    не возражал. И только в районе бара раздалась пара пьяных голосов: "Гарик,
    пой!" . Тогда тесный, ослепленный прожекторами, зал клуба взорвался
    выворачивающими души наизнанку звуками песни:
    "Хитрые бесы, чумазые боги
    И тамбурины судьбы, как тамбура
    И параллели... звуками....
    Только шоссе, как луна без конца".
    Хочет, хоть кто то укрыть меня пледом,
    Или на ночь, иль навсегда
    Хочет хоть кто то сравнить меня с небом
    Может быть нет, а может быть да..."

    Начавшееся выступление тут же привлекло на тесную площадку танц-пола людей
    до этого в ожидании слонявшихся по нижним этажам.Перед сценой и за барными
    стойками стало тесно. Мельтешили белыми лучами юркие прожектора, ослепляя и
    музыкантов и зрителей...
    - А перед следующей песней, - сказал Гарик, отдышавшись, - я хочу
    рассказать вам историю её написания. Однажды когда я был у себя дома, в мою
    дверь позвонили. Я открыл дверь, и на пороге стояла пожилая женщина. Она
    сказала, что она моя соседка снизу и чтобы я перестал заливать её водой. Я
    сказал, что она ошибается и что у меня нигде не течет вода. Тогда она стала
    просить, чтобы я пошел к ней в квартиру и сам убедился. Когда я все же
    согласился спуститься к ней и зашел в её квартиру, она показала мне в
    ванной какое-то маленькое мокрое пятнышко на потолке. А когда я стал
    осматриваться, то увидел там, в ванной, на полке стоят стаканы, и они
    покрыты пылью... - из зала послышалось радостное пьяное сопение, - Да ни
    хера я смешного не рассказываю! Что ж ты ржешь милый? - прервался музыкант,
    затем продолжил, - Так вот, все стаканы были пыльные и среди них был только
    один вымытый. И тогда я понял, что она абсолютно одинокий человек. И эта
    песня посвящается этой женщине... Это была "Ассоль"...
    "А она сидит в кресле с лоснящимся плюшем
    И вяжет для кошки , что спит на диване...
    ...
    Но её капитан так и не приплыл
    Тот, кому она была предназначена,
    Погиб на войне...
    ...
    А кошка не знает, что эту старуху,
    Что сгорбилась в кресле...
    Когда то звали Ассоль..."
    А потом они пели "10000 км", "Это был Ангел", "Когда закончится последняя
    война" и "Белла, Чао!"...
    "Так спите же, братья, под черной землею.
    В горах зацветайте опять эдельвейсы.
    Ножи режьте хлебы...
    И женщины плачьте и всходы всходите..."
    Собравшийся народ слушал по-разному. Кто-то неподвижно стоял перед сценой,
    вперив немигающий взгляд в черты лица Гарика Сукачева. Кто-то соединил в
    поле своего зрения все - и солиста, и музыкантов, и сцену, и клуб, и что-то
    еще, что было за пределами этого, но не снаружи, а внутри - внутри самого
    смотрящего. Эти хлопали в ладоши и беззвучно подпевали. Кто-то использовал
    льющуюся музыку, как дискотеку и, мало обращая внимание на сцену, просто
    танцевал, с удовольствием осматривая движения собственного тела. И те же
    грубые пьяные глотки в разных местах зала выкрикивали одну и ту же фразу: -
    Давай, Гарик!"...
    А потом была все же залихвацкая "Дорожная"... Допевая последний куплет, от
    резких движений что-то отошло в проводах акустической гитары Гарика
    Ивановича но ловко на ходу устранив неполадку, он успел доиграть песню. Тут
    же в короткой передышке к нему подбежал техник и пока тот судорожно правил
    провода, на сцене рядом с Гариком неожиданно выросла фигура мужчины в
    черном свитере. Мужчина что-то сказал Сукачеву, получил ответ и глянул в
    зал. Под очками мужчины мелькнула грустная улыбка.
    - Ребята, - раздался голос Сукачева, - с нами Юра Шевчук! Зал застыл в
    странной паузе. И трудно было определить, что хранит в себе эта пауза -
    восхищение, вопрос или просто растерянность. Мужчина в очках взял в руки
    гитару Гарика и занял место у микрофона. Музыканты, не дотрагивались до
    инструментов, наблюдали.
    - Ну вот, поздравляю вас, ребята, - обратился в зал человек у микрофона, -
    война дошла до Москвы. И последующие его слова были о террористах и
    заложниках, о том, что это общая беда, о странности времени, в котором
    живем.
    - А сейчас я спою вам только одну песню, - и пальцы человека легли на
    струны, прижали аккорд. Музыка - два - три повторяющихся аккорда. И слова -
    длинный, надрывный диалог с кем-то, кто вернулся оттуда, где происходит
    явление "война".
    Эту песню я слышала впервые. Он пел так, как всегда умеет петь. Мурашки
    пробежали по спине, в горле застыл ком... Ближе к середине песни музыканты
    на сцене встроились в аккорды Шевчука и стали подыгрывать - чуть-чуть
    барабаны, чуть баян, чуть бас. А после песни он опять заговорил - о том,
    что все люди братья, о том, что очень хочет, чтобы с теми, кто сейчас в
    заложниках, ничего не случилось и просил помолиться за них. И стал читать
    своим хриплым сильным голосом стихотворение... Слова - стихи звали,
    требовали, внушали, открывали, нашептывали, кричали...
    И только те же пьяные глотки вдруг провозгласили со своих мест: "Давай,
    пой!"... И в этот момент хрипло-сильный голос человека вдруг закричал в
    ослепленную прожекторами темноту зала:
    - Вам мало того, что случилось? Вам все пофигу! Даже если те люди погибнут,
    вы все равно будете здесь танцевать и пить? Что вы можете? Вы можете только
    жрать, пить и трахаться!
    Зал притих в растерянности. Только где-то в тишине пьяная глотка пыталась
    выдавить из себя: "Гонишь...", - но голос человека на сцене опередил её: -
    Что вы сделали для того, что бы этого не произошло? Почему вы нихрена не
    делаете? Что вы жрете и пьёте? Кого вы трахаете? Вам не до чего нет дела!
    Неужели вы не видите, что происходит?!...
    - А сам-то ты гонишь! - все же сумела заорать пьяная глотка.
    - Да я был там, на войне! Я всегда был с ними, кто на войне! Я видел это.
    Всё погрузилось в тишину. Тишину прорезали слова нового стихотворения.
    Последние строчки он читал своим хриплым криком.
    - Дай бог, чтобы с ними ничего не случилось, - сказал Шевчук, улыбнулся и
    запел под ту же одну акустическую гитару:
    "Просвистела и упала на столе.
    Чуть поела и скатилась по золе
    Убитых песен.
    Да, мне нечего терять.
    Мир так тесен
    Дай-ка, брат, тебя обнять!"
    И зал очнувшись, словно отхлестанный по щекам, тоже запел:
    "А на небе встретят Сашка да Илья.
    Хватит хлеба, да сто грамм - без них нельзя.
    Что нам плакать, здесь не срам, чего страдать?
    Рай не слякоть. Вьюга наша благодать..."
    - Давайте, помолимся за них, - сказал Шевчук, и зал выжидающе смотрел в его
    очки.
    - Как вы будете жить дальше? - никто ему не ответил.
    - Я люблю вас!... - хихикнул поэт, обнял Гарика и исчез со сцены.
    "Неприкасаемые" продолжили программу. Собравшиеся души грелись о слова и
    звуки "Напои меня водой"... Затем был "Вальс Москва". И все пели:
    "Я люблю тебя, Москва! Я твой пьяный ребенок.
    Я тобою рожден,
    Я с тобою помру..."
    А в конце на бис - "Маленькое тигровое колечко"...
    " ...ему цены никакой.
    Маленькое тигровое колечко,
    Я не расстанусь с тобой".
    Выворачивались души, носилась меж людей энергия светлых откровений и
    повсюду были двери в новые миры, и везде были шансы на развитие...
    А когда все закончилось и народ в зале остался допивать пиво и
    дотанцовывать под дискотеку семидесятых, стало не ясно одно: где теперь
    искать Шевчука, чтобы спросить у него: "что же нужно делать, что бы не было
    войны?"
    ...Недопитая кружка чая на письменном столе, недоеденный шоколадный пряник
    на блюдце, молчащий телефон, непришедший мужчина, ненашедшаяся любовь,
    большой город - и при всем при этом нужно еще что-то делать... А
    "Неприкасаемые" по радио поют:
    "Осень - она не спросит
    Осень - она придет..."

    И Шевчук поёт:
    "Иногда наша жизнь зарастает цветами
    Это значит, мой друг, он прошел между нами..."
    А я уткнулась в подушку и сплю...
    Полшестого утра по радио передали, что террористы расстреляли двоих
    заложников и одного ранили в живот. Стало очень страшно и больно. Мне
    казалось, что я схожу с ума. С минуту сидела и смотрела в потолок, думала о
    том, с какими словами обращаться к Богу... Опять уснула, а когда
    проснулась, сказали, что всё закончилось. Всех освободили. Но убито 67
    человек. 67 - это больше двух. Но почему-то страшно уже не было. И слез уже
    не было...и молиться не хотелось...
    27.10.02

    Анастасия Нестерова
    Категория: Мои статьи | Добавил: ddtgrup (01.10.2016)
    Просмотров: 1114 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]

    Русская колыбельная!


    Неофициальный Российский сайт фанатов легендарной группы ДДТ - DDT 2010 © 2018 |